Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

01.03 Консультант снимал

Роудмуви. Финал

Пару лет как разбился на мотоцикле знакомый бандит.
Провожать собрались как ты, под сорок розовощекие пузанЫ.
Кто постарше тёрли, мол, не сам, помогли,
щурились, типа, взять бы кого-то, в лес отвезти да поговорить,
спрашивали друг друга «ну и как мы теперь одни».
Ты гадал кому из них, когда его между вами нет, ты больше не позвонишь
и курил так, что кажется и в ушах начало саднить.
Collapse )
01.03 Консультант снимал

Марафон Битцевская прямая 7.07.2018

В прошедшее воскресенье исполнял марафон на забеге Битцевская прямая. То есть, полз его, потому что, как обычно, мало тренировался, а еще - мало тренировался, а еще я там немного пел про паровоз и меня спасали мои дети, и об всем этом ниже можно читать и смотреть
Collapse )
01.03 Консультант снимал

И я - хомячок.

Знаете, что такое свои дети и что такое дети чужие? Свои поступают точно так же, как поступил бы ты. У них твои жесты, у них твой голос, у них все твое. Чужие дети поступают так, как ты бы никогда не поступил.

Да, где-то так. И в остальном с позицией я согласен.

Оригинал взят у stalic в Я - хомячок
Что проку Лахову ругать? Что толку от проклятий в адрес депутатов?
На себя давайте посмотрим. Например, я сейчас посмотрю на себя и расскажу вам, каков я, а вы – посмотрите на себя, и расскажите хотя бы сами себе, хотя бы не вслух, какие вы.

В самом начале девяностых Боженька послал мне роскошную по тем временам видеокамеру. Редкость ужасная – на машину можно было поменять.
И вот, знакомый парень-баптист, Миша Ермолов, говорит мне:
- Сталик, мы тут посещаем один детский дом, в Кизил-Кия, в Киргизии, помогаем. Братья наши из Германии, из Америки тоже помогают, посылки посылают. Хотелось бы снять на видеокассету детишек в детском доме и отправить им – пусть посмотрят, как да что.
Collapse )
01.03 Консультант снимал

Попыкта (стехи)

Пытаюсь срифмовать известный некоторым здесь рассказ "Лиза". Естественно, адаптированную версию. В общем - пробуем стих с сюжетом.


В ее будуаре мог бы висеть портрет Баркова на пол стены.
Хотя бы потому, чточто к слову "жопа" предисловия ей были не очень нужны.
Ногти она носила и пальчики: трогала ими все по девИчьи.
Курила. Влюблялась до неба. Имела и прочие дурные привычки

Нас познакомил чей-то друг на моей кухне.
Имени его не помню, оно было вполне занюханным.
Нас по шестнадцать, она смеялась, так, что вокруг вроде бы становилось светлее.
Я разглядывал ее, шутил, хотя до сих пор это не очень умею.

Потом кто-то принес и понеслась обычная котовасия.
Я отвалил: мне было как то западло участвовать.
Тогда какие то двое возле нее - взопрели:
спорили с кем она сегоня ляжет, бычились, пальцы веером.
Я сказал: «Ребят, не получится.
Это моя девушка, а кто против может выйти со мной на улицу.
Проверим кто из нас больше боится крови.»
Они скалились, но не спорили.

Лиза легла со мной, и сами знаете какие тут нужны эпитеты.
Короче прочухались мы оба заполдень, невыспавшиеся, счастливые.
В эту и в следующие ночи тоже
Ее имя казалось мне лучшим ласкательным прозвищем.

Ух и носило ее потом от одного мужика к другому,
И каждого она любила так, что только плакать и петь, о том как повезло этому охломону.
Это сейчас у нас брюхо, очки, и повышенное давление.
А тогда каждый мог умереть или убить за нее не только по пьяни или подходящему настроению.

И нипричём последний ее Вася (или как там его по-батюшке).
Хороший парень: прилично зарабатывающий.
Тогда он с похмелья остался дома,
А она поперлась бухать с незнакомыми.
Отцу тоже было не до того: проблемы и все сплошь научные,
А я проснулся среди ночи, подумал: «Что-то не то», но до конца так и не прочухал.

А утром не добудились ее, ну и стали вызывать скорую, там, милицию.
А я всего то был способен потом, что рты затыкать тем, кто называл ее блядью и суицидницей.
В этом возрасте счастье вроде бы близко: протяни руку и вот вы уже рядом, голые.
А в ее квартиру я больше не приду и не позвоню, хотя может и стоило бы.

Теперь, если бы мне предложили на выбор исправить что-то в моем туловище или роже,
Я выбрал бы не член и не бицепсы, а голос который делает слово "любовь" значащим, а не расхожим.
И этим вот своим голосом я сказал бы, без балды, конкретно:
«В ней не было чего то особенннее мороза зимой или запаха листьев осенью, но фиг знает как теперь жить без этого.»


Теперь когда я просыпаюсь и вижу свои ноги накрытые одеялом,
То спрашиваю себя: "Одну из них или обе отдал бы ты, чтобы еще раз почувствовать ее рядом?"
Чтобы сказать, что не хочешь ни черта из того что тебе отмеряно,
«Давай обнимемся так, чтобы опять настал девяносто третий."
И "Я не брошу тебя. Ни на шаг не отойду. Не отпущу ни на миллиметр!

И свадьбу, как надо, летом, чтобы наконец уже выпить за всё это
И чтобы дети."
01.03 Консультант снимал

Этюд на фантастическую тему

"Wake me when it's over..."
Candy dulfer

Пятиэтажки. Между ними - пространства с футбольное поле, а то и побольше. Балконы в бельевых веревках, подъезды - в сирени. Все это стоит вдоль реки и будто к ней прислушивается, а река - женщина, некогда красивая и высокая, а сейчас - в очках: она идет с сумками и сама с собой разговаривает.
- Осматриваем подъезды, - сказала старшая и достала пистолет.
- Гав! - сказала рация, - гав-гав!
- Гав-гав, Белка! Белка! Я Стрелка! – отвечаю.
- Аккумуляторы нам посадишь, - старшая смеялась.
- Гав! - ответила рация, - конец связи.

- А в музее мадам Тюссо выставили Кайли Миногу, раком.
Димыч кромсает картошку для щей.
- Куда так рубишь!? - пищит Настюха.
- Намана!
- Ну и фигли стоит сзади к ней пристроиться и сфотографироваться? – спрашиваю.
- Баксов 20, небось, - Димыч уверен в цифре, - вряд ли больше.
- Как-то я в 4 утра возвращался домой под ее "Falling in love".
- Романтик, блин.
- Прям по ленпроспекту со страшной скоростью! Так чего я врал? - смотрю в потолок, - а! Вот. Ну, вроде как нас трое. Ты, я и какая-то девка. Страшная, но молодая.
- Молодая - хорошо! - Димыч исполняет фразу басом.
- Так вот, мы втроем в каком-то месте, то-ли планета какая, то ли район, но очень на Пущино похоже.
- Ваша Минога ростом - метр пятьдесят, - сказала Настюха.
- Это хорошо, - Димыч не бросает порубку картошин и басовые ноты в голосе. – есть к чему стремится, Настасья?
- Дурак! – она краснеет и смеется.
- Так вот, - продолжаю, - место похоже на Пущино.
- Я там не был, - Димыч не врубился в эпитет.
- Так давай съездим Это около ста километров от Москвы. На реке Оке. Там прикольно.
- А там где мы оказались, конечно же только что гребанулась ядерная бомба или просто какой-нибудь акопаликсис и никого не осталось, - Димыч подпустил скепсису.
- Фиг его... Но в общем и правда там никого не было. Ощущение как от дома выселенного, в котором электричество еще не погасили и воду не выключили.
- Как то называются такие дома.
- Сквот, - реагирует Настюха.
- Стругастику напоминает, - Димыч.

В первой квартире лежала пыль, занавески задернуты, постели застелены. В коридоре - обувь по стойке "смирно", будто отсюда уехали в отпуск и вот-вот вернутся. Мы открыли дверь и замерли, прислушиваясь. Заломака говорил: "если человек шевелится, то издает звуки." Мы ему верили, потому что он был на войне. Когда мы посидели еще немного, то, кажется, стали слышать пыль. Потом ходили и трогали вещи. Осторожно трогали.
- Ту-ту-ту-ту-ту, ту-ту-ту-ту-ту, - пропела рация Заломакиным голосом на мотив "Пришел из ставки приказ к отправке".
- ja, - ответил я, грассируя. И в сторону: - Слушай, ты бы ему кактусов выписала, чтобы он их поливал.
- На запчасти разберет, - ответила старшая, - лучше конструктор.
- Угу. "Юность 2".
- Или набор "Юный химик".
- Нет уж. Химика - нафиг!
- Эй, - Заломакин голос обеспокоился, - вы чо там?
- Не "вы чо там", - старшая, - а "доложите обстановку". Докладываю: пахнет апельсиновыми корками. Повторяю: апельсиновыми.

Щи бурбулировались. Настюха выловила картофельную щепку, потрогала губами, откусила и покачала головой.
- Так вот эта самая девка, вроде как старшая над нами. Мы у нее за спиной все перемигиваемся, она злится, но виду не кажет, потому как, опять же, старшая. Мы с ней стали заходить в дома и смотреть, а тебя на рации оставили, ты должен был каждые пятнадцать минут выходить на связь, но выходил каждые пять и колбасил всякие смешные штуки.
- Нет, ну надо же! - не унималась Настюха, - метр пятьдесят!
Димыч поймал ее и посадил на колени.
- Хочешь подержать? – он берет Настюху за бока, будто хочет передать мне. Я сдвигаю брови, потому что "прямо и не знаю", - а фигушки, - продолжает Димыч, - жениться придется.
- Так вот мы и ходили, - я решил не реагировать, оценив жест Димыча как эксгибицонизм, на который они как молодая семья имели право, - Никого не нашли, конечно. И квартиры все выглядели так, будто люди собирались вернуться.
- Значит все-таки бомба, - Димыч занялся Настюхиным ушком: прихватывал его губами и отпускал.
- Не похоже.
- А что?
- Не знаю. Мы кучу квартир обошли. В одной - все как попало валяется. Даже кровати не убраны. Все трогательно так: где медведь плюшевый попадется, где пепельница полная, где - посуда на сушке, и каждая фигнюшка по своему пахнет, а из этих запахов в комнате хозяева появляются... Да прекрати ты Настюху тискать, я уже не знаю куда глаза девать!
- Ладно, пусти, Димк, - она вылезла из его рук как вылазят дети из надувного круга, снова попробовала щи и принялась разливать.
- Я тогда понял, что настоящий хозяин квартиры - хозяин ее запаха. Мы там еще наткнулись на детское одеяло. Оно лежало на полу все в шерсти. Думаю, пес, который на нем жил обязательно бы поднял голову в сторону двери. Создавалось впечатление, что это он полил в день отъезда цветы (земля в горшках - мокрая), что стоял и смотрел во двор, почесывая грудь под халатом. Возле кровати в комнате - его тапочки, а в ванной - его полотенце, и ножки у табуреток - обгрызены. Могу представить как он разводит руками (или что у него): "Не в духе был, погрыз, все никак не соберусь новые купить."
(Пауза между ложками появившихся передо мной щей)
- Вот. Мы еще много квартир обошли, а потом попали в такую, где раньше жили люди, которые друг друга любили. Нет, Димыч, не хрюкай: не по всей квартире в разных позах, а просто. И давно. Чем там пахло я не помню, но мы со старшей сели на их кровать и стали говорить о чем раньше не говорили, а потом условились встретиться там еще раз тайком от тебя, а ты все равно узнал.
- И что сделал?
- Вызвал меня по рации и велел ей как следует впендюрить.
- А она слышала?
- Да. Вместе посмеялись.